Суббота, 25.11.2017, 12:43 | Регистрация | Вход

Войдите на сайт
diary communite
http://galeharold.diary.ru
Новости сайта
....

Выбрать язык / Select language:
Ukranian
English
French
German
Japanese
Italian
Portuguese
Spanish
Danish
Chinese
Korean
Arabic
Czech
Estonian
Belarusian
Latvian
Greek
Finnish
Serbian
Bulgarian
Turkish
Меню сайта
Время


Статистика

Сейчас на сайте: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


free counters

©gale-harold.ucoz.ru - при перепосте ссылка на сайт обязательна с указанием имени переводчика.

Gale Harold Video Interview OUT OF THE BOX, september 2016.

Interview with Gale conducted by David Bender, writer and director.

перевод: Анастасия Кисиленко Medveditsa.

использован транскрипт от Kinwad.

субтитры: Елена Рыбакова Elena Rybka. (скачать)


ЧАСТЬ 3.

Дэвид: Это современная семья (Оба подразумевают еще и сериал Modern family ).

Гейл : Это современная семья, безусловно.             

Дэвид: Еще один вопрос о Торонто, и потом мы сменим тему. Это буквально было последнее, что произошло – «Вавилон» взорвался. Я говорил об этом с Роном и Дэном, в то время они думали: «Может быть, мы хватили лишку, может быть, мы перестарались и это уже выходит за рамки». Прежде всего, вы помните, как прочли сценарий той серии и узнали, что случится? Помните, как вы к этому отнеслись?

Гейл : Я подумал, что… Знаете, если честно сказать, у меня было такое ощущение… Может, я видел слишком много криминальных сериалов и читал слишком много детективов – что появится имитатор. Что кто-нибудь в этом увидит что-то и это станет для него мотивацией. Я надеялся, что этого не произойдёт. Мне бы очень не хотелось, чтобы этот сюжетный поворот вывернул наизнанку саму суть этой сюжетной линии, которая была в том, что это действительно происходит в нашем мире, в нашем сериале. Это происходит с нашими персонажами, это могло случиться и случится. Я только надеюсь, что такого будет происходить как можно меньше и что спасётся как можно больше людей. То есть, если вы спрашиваете, какой была моя реакция, когда я увидел сценарий – всё, что вы представляете публике, может быть повторено, понимаете?

Дэвид: И вновь, я прошу вас сказать об этом в вашем ответе; перенесёмся на несколько месяцев назад. В город, который вам знаком – штат Флорида, Орландо. Это была не бомба, но с тем же успехом могла быть и бомба. Чем это отозвалось для вас? Вы вспомнили ту историю и поняли, что люди в этом клубе пережили то же самое, о чём вы снимали серию десять лет назад?

Гейл : Думаю, то, что случилось в Орландо, определённо напомнило мне нашу сюжетную линию о взрыве в клубе. Это… это непроходящий шок от того, то есть, когда рядом с тобой происходит теракт – слава Богу, мне такого переживать не приходилось, но для людей, которые оказались там, это всё равно что война. Это война. И в определённой степени мы счастливая страна, наш опыт в этом минимален, по сравнению с остальной планетой, с тем, что сейчас происходит в мире. И я вспомнил ту серию, я просто… Я недостаточно силён, как мне думается, или недостаточно хорошо осведомлён, чтобы чувствовать что-то кроме… и я думаю, это реакция любого человека – страх, ужас и гнев. И это просто абсурдно. Зачем? Этому не существует оправдания… логического обоснования или любого оправдания, какое вы можете назвать или придумать. Это злодейство, понимаете.

Дэвид: Это правда. Нам надо затронуть еще одну тему. Вы в порядке? Не хотите воды?

Гейл : Глоток воды не помешал бы, на самом деле.

Дэвид: Рэй, можно нам воды?

Гейл : Спасибо.

Дэвид: Мы закончили на Торонто, и этим я бы хотел завершить разговор. Как я сказал по телефону, любая тема, которую вы… То есть, я задаю вопросы, но эти вопросы скорее для того, чтобы вы могли отталкиваться от них, о чём бы вы ни захотели поговорить, я хочу вас послушать. Такую беседу я хотел бы записать в этом интервью.

Гейл : Хорошо. Спасибо, спасибо большое.

Дэвид: Мы можем продолжать?

Гейл : Спасибо большое.

Дэвид: Дайте знать, когда мы можем продолжить.

- (Голос режиссёра) Продолжаем.

Дэвид: Итак, сила телевидения – этой темой мы закончим интервью, но не будем спускать её на тормозах. Вы никогда не снимались на телевидении до того, как сошли с самолёта в Торонто. И вы больше всего известны – вы с тех пор много снимались для телевидения, вы известны благодаря телевидению. Это изменило представление людей о вас. Не знаю, изменило ли это ваше представление о самом себе, но определённо изменило то, как вас видят люди – так всегда случается, когда ты на ТВ. И я очень хочу поговорить с вами об этом. Это огромная перемена для человека, который подбрасывал монетку, решая, ехать ему в Чикаго или в Нью-Йорк. Начнём с этого вопроса – как ваше появление на телеэкране изменило вас, изменило ваш образ жизни?

Гейл : Как моё появление на телевидение изменило мою жизнь – ну, я сразу же смог выплатить мои долги за учёбу. По правде говоря, налоговая просто вычла их из моей первой зарплаты. Что хорошо, потому что я их порядком просрочил. И это первая работа на телевидении позволила мне найти новую семью, близких людей, подобно тому, как находишь их в театре, но здесь обстоятельства были экстремальными, сюжет был экстремальным, не каждый день, но очень часто наши истории бывали напряжёнными. И мой персонаж был экстремальным персонажем. Его отношение к жизни не было лёгким, он всё время мчался на полной скорости, и многие сцены, которые я играл, были частью этого, рассказывали эту историю. Было много работы, долгими часами; много непонимания, справляюсь я с ролью или нет. Но теперь я мог обеспечить себя, потому что я был работающим актёром, я был взрослым человеком, способным оплатить свои счета и… Внести свой вклад во что-то. Это был первый непосредственный эффект. Следующий эффект я ощущаю и сейчас – это внимание ко мне незнакомых людей, которые считают, что я тот человек «из ящика». Что я худшая версия человека «из ящика», что я был ужасен, что моё исполнение было… недостойным или еще каким-то, всё что угодно происходит, потому что когда ты выходишь на публику – ты выходишь на публику, и каждый может иметь о тебе своё мнение. Домыслы о том, что я непризнавшийся, скрытый и прячущийся гей, который играет самого откровенного и вызывающе открытого гея на телевидении, и как нелепо это было бы.

Дэвид: Как вы себя из-за этого чувствуете?

Гейл : Сюрреалистично, в основном. В смысле, это какой-то невозможный разговор: вы понимаете, что я – не тот человек, которого вы видите в сериале, правда? Я не тот человек. И даже если бы я был тем человеком, я не тот человек. И даже если бы я был тем, кем я не являюсь, откуда вам знать, что я говорю вам правду? И этот крайне странный разговор, который мы ведём – мы попросту зря тратим время. Эта беседа никогда ни к чему не приведёт, так что смотрите меня по ящику и направляйте все ваши претензии, похвалу и критику на него, потому что это он. Это не я.

Дэвид: Как часто это с вами случалось?

Гейл : Раньше чаще, чем сейчас. Ко мне подходили в ресторане, когда я сидел за столиком с женщиной, было очевидно, что я с ней ужинаю, и тут ко мне подходит мужчина-гей, останавливается прямо возле моего столика, промежностью мне в лицо, и пристально смотрит на меня сверху. То ли он хочет, чтобы я встал и ударил его, то ли поцеловал его, то ли пригласил на свидание, то ли чтобы я прогнал мою девушку и он бы занял её место. Это было такое прощупывание – «ты правда это сделаешь? Ты можешь это сделать?» Нет, я этого не сделаю, потому что я не на работе. Бывали такие вещи. А еще бывало… «как ты можешь играть такую роль, как ты это делаешь? Как ты можешь… делать все эти гейские штуки, которые ты делаешь?» И это снова непонимание того, что я изображаю что-то, я создаю что-то, я всего лишь шестерёнка в механизме, который построен кем-то другим, но который мне нравится, и я хочу сделать свой вклад в него. Это не имеет никакого отношения к вам, и что бы вы ни думали, думайте на здоровье, но ко мне это никак не относится.

Дэвид: Никто и никогда – я предполагаю, но уверен, что я прав – никто не подходил к Майклу С. Холлу и не спрашивал «как ты можешь быть Декстером? Почему ты так поступаешь с людьми?» Люди понимают, что это придуманная история.

Гейл : Верно.

Дэвид: Но когда речь о сексе – то всё по-другому.

Гейл : Да.

Дэвид: Почему?

Гейл : Причина того, что люди иногда не могут так легко отделить актёра от того человека, которого он играет, например, Брайан Кинни – весь тот секс, которым он занимался, для кого-то это разврат, для кого-то извращение, для кого-то грех, для кого-то он антихристианский, для кого-то, наверное, коммунистический или что угодно еще. Секс есть секс, это осязаемый, животный инстинкт. Это физическое выражение того, что существует в нашем воображении, или в нашем сердце, или в том и другом месте одновременно. И когда видишь, как люди занимаются этим таким образом, что тебе кажется, будто они делают это искренне, будто им нравится то, что они делают, будто это не просто физическое обозначение, это не просто пантомима… тебе кажется, что с человеком, который играет этого персонажа, это происходит по-настоящему – но это всё равно только игра. Когда накладываешь на это секс, или когда это присутствует в сексуальном акте, то это очень сильно «заряжено», и кроме того, существует еще сексуально-политический аспект, поскольку мы по-прежнему живём в таком мире, где есть политический аспект в том, гей ты или натурал. Людям очень трудно отделить меня или самих себя от этого, им очень трудно не судить меня как человека, из-за того, как я вписываюсь в этот мир или в мир моего персонажа.

Дэвид: Когда вы перестали играть Брайана Кинни, ваше отношение к этому персонажу изменилось в чём-либо?

Гейл : Когда я перестал играть Брайана… Когда я закончил играть персонаж Брайана Кинни, моё отношение к нему изменилось в том, что… Я просто хотел бы вернуться назад и сыграть его лучше. Не всю роль; мне не припоминается… это не болезненные воспоминания, или как там это называется; я не тоскую по тому времени, проведённому с ним, когда мне было просто трудно, а иногда очень неловко, но… Я хотел бы сыграть его более сильным. Есть такие его стороны, которые сейчас я стал понимать лучше, просто с возрастом и по прошествии времени. Есть некоторые мысли, которые я хотел бы донести яснее, есть моменты, где я хотел бы меньше усердствовать. Я хотел бы… просто хотел бы вернуться, заполнить какие-то пробелы, знаете. Некоторые места, где я… Исправить какие-то штрихи, которые мне не удались.  

Дэвид: Был ли такой момент, когда вы ужинали с женщиной в ресторане, и кто-то обращался к вам как к Брайану Кинни, а не как к Гейлу Харольду, и вы думали: «Чёрт побери, лучше бы я не брался за эту роль»?

Гейл : Не было такого момента, когда я бы ужинал с женщиной в ресторане и подумал «чёрт побери, лучше бы я не играл его». Был один раз, когда я столкнулся с очень грубым поведением, но это меня не заставило… не вызвало у меня такой реакции, я не пожалел… Я вообще не жалею об этом никогда. Меня иногда огорчает то, что некоторые люди строят домыслы о том, кто я сам, я лично, и следовательно, какой я на самом деле, и следовательно, почему я делаю то, что делаю. Иногда это доносится до людей, с которыми я общаюсь, и это влияет на них, ранит их или вызывает у них подозрения. И это просто так выпало, я не могу изменить прошлое, я не могу помешать людям строить домыслы, я не смогу изменить того, что пишет кучка анонимов в интернете. Они будут делать то, что им хочется. Раздражает ли меня это иногда? Да. Стыжусь ли я или жалею о том, что сыграл эту роль? Чёрт, нет. Никогда. Никогда.

Дэвид: Снова к тому, как телевидение изменило вас и ваш образ жизни, и одно из последствий – вы производите на меня впечатление человека, который с самого раннего возраста был погружён в себя, вы так устроены. Люди разные, кто-то открыт нараспашку, а кто-то нет. Должно быть, вам трудно быть человеком, которого окликают на улице и замечают в толпе. Вы теряете анонимность, когда получаете такую известность, которую даёт телевидение. Что вы можете сказать об этой стороне дела? Забудем пока о роли; просто – каково быть публичной персоной тому, кто не собирался ею быть?

Гейл : Быть публичной персоной, потерять анонимность из-за общедоступности телевидения – поначалу это шок, к этому трудно привыкнуть, на это нужно какое-то время. Я человек не слишком экстравертного типа, я не хочу всё время выносить всё на люди. Но в то же время, единственная причина того, что мои дела выносятся на люди и что меня узнают на улице – в том, что я смог найти своё место в этом мире, такую работу, которой я хочу заниматься. И я не слишком дорого расплачиваюсь за это. Бывают напряжённые ситуации, кто-то нарушает твои границы, это слегка выводит тебя из равновесия, тебе бывает неприятно, и даже чуть ли не опасно иногда, потому что некоторые… некоторыми порывами люди не слишком хорошо умеют управлять. Я сам испытывал шок при виде знаменитости, я помню, как стоял метрах в двух от Лу Рида однажды и мне казалось, что у меня сейчас колени подкосятся. Я никогда прежде не испытывал такого чувства, но когда тебя им накрывает, то накрывает полностью. И если я когда-либо на кого-либо оказал хотя бы частично похожий эффект, если на меня реагировали так потому, что им понравилось то, как я сыграл эту роль, то это всё, чего… это хорошо, остальное уже…

Дэвид: Не буду обвинять вас в лукавстве, но всё же скажу – вы это знаете. Вы это знаете. Вы видели это недавно в ресторане, то за десять лет это происходило тысячи раз, люди говорили вам, как эта ваша роль повлияла на них. Хорошо, плохо или нейтрально, но повлияла, затронула их так сильно, что они просто не могут не рассказать вам об этом. Я знаю, пока вы играете роль, пожалуй, лучше отгородить себя от этого. Но теперь уже десять лет прошло. Что происходит, когда вы это слышите, когда кто-то говорит… любой пример подойдёт, что вам рассказывали люди о том, как Брайан Кинни повлиял на них?

Гейл : Бывало, что люди подходили ко мне и рассказывали о том, что значит для них сериал Queer As Folk и тот персонаж, которого я в нём сыграл. И иногда это бывает неловко, меня это слегка пугает, он был таким… таким хищником в мире ночных клубов, и некоторые вещи, о которых они упоминают, не слишком-то удобно обсуждать с совершенно незнакомым человеком. Но в основном, чаще всего они… благодарят меня за донесённое до людей послание, за то, что я помог им поверить, что картина намного сложнее, чем казалось на первый взгляд в то время. Прошло уже много времени с тех пор, как сериал вышел в свет, но его эффект в какой-то степени сохраняется. И это приятно. Приятно знать, что когда-то, где-то люди увидели нашу работу, в которой и я принимал участие, и почувствовали нечто настоящее, то, что было им близко, то, чему они были рады.

Дэвид: И он охватывает, можно сказать, весь мир. Самая своеобразная сила этого сериала, то, что отличает его от всех предыдущих и – хотя с этим можно поспорить – всех последующих, это сексуальность. Очень сильная его составляющая в том, что герои признают свою сексуальность, не скрывают её, не извиняются за неё, особенно Брайан не извинялся за неё, но и многие другие тоже. Питер [Пейдж] нёс такое же послание – женственный мужчина, который не стесняется этого. Вот во что мне хотелось бы, извините за формулировку, забуриться – что сексуальность этой роли была тем, чего никто, я думаю, не мог ожидать. Кажется, Шэрон на днях говорила мне, что единственный вопрос, который у неё возник, был: «Вы правда собираетесь снимать то, что я читаю в сценарии?.. Я не верю, что такое вообще может выйти в эфир». Но выходило, несколько лет. И эта его часть была жизнеутверждающей для многих людей, а для многих и изменившей их жизнь. А для вас?

Гейл : Сексуальность в сериале, особенно то, как она была связана с моим персонажем, что мой персонаж отражал своей жизнью, как была рассказана его история и как это связывает сексуальность… сексуальность, секс, занятия сексом, ебля, занятия любовью, что угодно – это просто часть того, что делают люди. Это то, что мы делаем. Это делают белочки, это делают бабочки. Мы делаем это с бОльшим колоритом, можно так сказать, а может и нет, у нас куда больше воображения, больше философии, больше религии, больше одержимости, но это всё равно то, что мы делаем. И мы делаем это потому, что нам надо рожать новых людей, определённо, с одной стороны; но кроме того, мы это делаем потому, что это очень приятно. Это игра силы, игра выражения, игра жизни, «я живой сейчас, я не проживу слишком долго в масштабах вселенной, и я хочу быть здесь и сейчас». И я думаю, для меня, в отношении Брайана, то, как я смотрел на него, было обёрнуто в эту идею. Брайан – как я понимал его, каким я впустил его внутрь себя – для него всё было очень просто. Очень просто. Я живой. Я живу в Питтсбурге. Мне нравятся мужчины, не только как друзья. К тому же, я человек, моё тело работает исправно, поэтому я хочу заниматься сексом. Я люблю часто заниматься сексом. Вот и вся история. И я хорош в своём деле. Я рекламный менеджер. У меня неплохой вкус. Я резкий, я язвительный, я очень саркастичен, и многие люди вызывают у меня желание убить их. Но это не меняет того, что я мужчина, мои половые органы работают, и меня по какой-то причине не привлекают женщины. Не я создал род человеческий, так что я не знаю, как это устроено. И может быть, когда-нибудь кто-то в этом разберётся, но пока что никто не знает. Я только знаю, что меня возбуждает, что меня заводит, от чего у меня встаёт, назовите это как угодно. Таким был Брайан, понимаете? Он хотел того, чего хотел, и намерен был это получить. И ему было наплевать – но не потому, что ему было наплевать на других людей, а потому, что он как бы приравнял реальность и удовлетворение, он признал свою животную сторону. И я не скажу, что животная сторона лучше или хуже интеллектуальной или духовной, но она есть, и ему нравилось выражать её. Мы просто должны быть честными друг с другом. У каждого человека, нравится вам это или нет, мозг занят сексом в какой-то степени, и будем надеяться, что часто и тело тоже. Так что успокойтесь на этот счёт. Успокойтесь и делайте это. Помните о безопасности, но делайте.

Дэвид: Вашим спонсором только что стала фирма Nike (Just do it – слоган Nike ).2 Спасибо вам за это. Однако, отличие QAF и отличие того, что вы сейчас говорили – вы использовали самые разные слова, кроме «стыда». И это был секс без стыда. И гомосексуалы прежде такого не видели. Не было никаких извинений за него – были сложности из-за него, были проблемы, было всё, что только могут чувствовать люди, но стыда не было, и это было нечто новое. Вы понимали это?

Гейл : Я думаю, то, как мы изображали наших персонажей в сериале – и это был сериал о нескольких гомосексуальных мужчинах и женщинах и их родных – разумеется, он включает в себя их сексуальную жизнь, и мы увидим её. Мы будем видеть её гораздо больше, чем нам показывали до сих пор в других сериалах. Но, я думаю, в то время, я не совсем ясно себе представлял, какое влияние он окажет. Я знаю только, что если идти по улице и вдруг убрать фасады всех домов в твоём квартале, ты увидишь много всякого, так ведь? Ты увидишь правду. Ты увидишь то, что люди скрывают, увидишь то, чего они хоть и не скрывают, но просто не делают на публике. И это уравнитель, демократический уравнитель. То, что мы показали, вынесло на публику то, что подавлялось и сдерживалось, на всеобщее обозрение, мы принесли это на самое видное место в комнате и сказали: «Вот что делают наши персонажи. Вот во что они верят, во что не верят, вот как они лажают, как они добиваются успеха, как ошибаются – но их сексуальная ориентация является частью всего этого». И люди, которые смотрят сериал и видят в нём какие-то аспекты своей жизни, увидят и свою сексуальную жизнь тоже. Я в то время еще не понимал, каким широким будет его охват, и я рад, что он позволил людям почувствовать себя чуть более свободными в отношении их желаний и того, что ими движет.

Дэвид: Гораздо более свободными. Но что забавно, мы сегодня брали интервью у паренька из Glee, и его большой поступок был в том, что… Он в сериале целуется с парнем в раздевалке, и он позвонил своему отцу и сказал: «Вот что сегодня у меня в сценарии, я собираюсь это сделать», - и его отец ответил: «Это здорово!» Вы получали положительные отзывы от ваших близких, вас поддерживало ваше окружение, когда шли съёмки?

Гейл : Преимущественно да. Надо мной никогда открыто не смеялись люди, которых я знаю. Никто из моих знакомых не говорил мне ничего неприятного. Думаю, те люди в моей жизни, которые могли бы это делать – я всё равно уже несколько лет как отдалился от них, и они никак не влияли на мою жизнь. Некоторые из моих близких были удивлены и не могли понять, «как ты это делаешь, как ты выдерживаешь, как ты…» Но никаких насмешек от моих друзей, от тех людей, которых я уважал. Я слышал, как другие люди смеялись надо мной самим и моим исполнением роли, я слышал, как они это делали, думая, что меня нет рядом, и даже когда знали, что я рядом. Но так уж происходит.

Дэвид: Вы такого не услышите ни от кого в этой комнате.
Я скажу, что… то, что вы испытали, увидев британскую версию, теперь чувствуют другие, поскольку большинство американцев не видели британскую версию, они видели только эту. И это по-прежнему происходит. Я сам этого не знал, пока Питер не оказался в этом кресле и не рассказал нам, что самое большое место общения гомосексуалов в Китае – это QAFUS. Это веб-сайт. А китайский народ и его правительство не слишком терпимо настроены по отношению к геям.

Гейл : Нет.

Дэвид: Но QAFUS – это место, где китайские гомосексуалы собираются, смотрят сериал, чтобы увидеть себя и найти что-то общее. А там живёт миллиард человек. Миллиард и одна треть. Так что это еще будет продолжаться какое-то время. И спасибо вам.

Гейл : Спасибо вам.

Дэвид: Прежде чем вас отпустить, я спрошу Ашера, не упустили ли мы что-нибудь. Ашер?

- (Голос режиссёра) Думаю, мы всё записали.

 

 

 

стр. 2, стр. 1


gale-harold.ucoz.ru -This web site is a noncommercial project created by fans for fans. No copyright laws infringement intended. All rights to text and photos belong to their respective authors. Неофициальный и некоммерческий сайт, созданный поклонниками прекрасного актера и человека Гейла Харольда. Мы никак не связаны с самим Гейлом Харольдом и ни с кем-либо из официально контактирующих с ним. Сайт является частной собственностью. ПРАВИЛА обязательны к прочтению и соблюдению для всех. Частичное или полное копирование без указания действующей ссылки на данный сайт и авторов материала (в случае, если не указано иное) запрещено. При наличии ограничений необходимо получить согласие автора материала на его копирование. По любым возникающим организационным вопросам просьба связаться с Администрацией сайта


gale-harold.ucoz.ru © 2010-2013 All rights reserved