Суббота, 25.11.2017, 12:47 | Регистрация | Вход

Войдите на сайт
diary communite
http://galeharold.diary.ru
Новости сайта
....

Выбрать язык / Select language:
Ukranian
English
French
German
Japanese
Italian
Portuguese
Spanish
Danish
Chinese
Korean
Arabic
Czech
Estonian
Belarusian
Latvian
Greek
Finnish
Serbian
Bulgarian
Turkish
Меню сайта
Время


Статистика

Сейчас на сайте: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


free counters

DUO PANEL_BILBAO 2016
перевод: Мария Баратели
транскрипт: kinwad

Ведущая: Как Гейл уже говорил, ему не очень комфортно со всеми этими фотографиями, так что когда ребята появятся, первые пару минут вы, конечно, можете фотографировать (но без вспышки, разумеется), а потом, пожалуйста, перестаньте, потому что ему от этого некомфортно. Итак, поприветствуйте Рэнди Харрисона и Гейла Харольда!

(Аплодисменты)

Рэнди: Привет, народ!

Ведущая: Вопросы, да?

Зритель: Каким был ваш любимый костюм на Хэллоуин в детстве?

Рэнди: Ох, помню, мои костюмы на Хэллоуин меня постоянно разочаровывали. У меня-то всегда были грандиозные фантазии о том, каким должен быть костюм, но мама не желала тратить на это деньги, так что мне приходилось делать костюмы из рисунков и обрывков ткани.
А ещё я надевал эти костюмы только пока жил в Нью-Гэмпшире, и, насколько я помню, к Хэллоуину там становилось жутко холодно. Так что под костюмами приходилось носить толстенные зимние куртки. Эм, да, в общем, знаете, мой любимый костюм на Хэллоуин... В общем, повзрослев, я решил не отмечать Хэллоуин, потому что я ведь теперь взрослый. Но я всё ещё его отмечаю. А года два назад [певица] Сия начала скрывать своё лицо, так что я мог просто закрыть всё лицо чёрной штуковиной, надеть белый парик — и никто не знал, кто я. И это, наверное, мой любимый... Наверное... Правда, дышать было трудновато. Но он мне понравился. Жаль, нельзя всегда так ходить.

Гейл: Ну вот! А у вас какой любимый костюм?

Зритель: У меня была пластиковая маска Тряпичной Энн с эластичными частями, а мама сшила остальную часть костюма.

Ведущая: Ещё вопросы?

Зритель: Какой ваш любимый жанр кино?

Рэнди: Мне нравится всё, что заставляет меня плакать, но не фильмы вроде «Реальной любви», который я никогда не видел.

(Все смеются)

Рэнди: Нет, я имею в виду, что мне не нравятся фильмы, которые снимаются специально, чтобы выжать слезу, но нравится переживать этакий катарсис.

Зритель: Как «На пляже»?

Рэнди: Нет, «На пляже» — противоположность того, о чём я говорю. Мне не нравятся манипулирующие фильмы. Последний раз, помнится, я плакал над «Бабушкой». Вы видели этот фильм, с Лили Томлин? Он о девушке-подростке. Бабушка заставляет сделать её аборт. Прекрасный фильм. Да, я над ним рыдал.

Зритель: Гейл?

Гейл: Не знаю, какой жанр я люблю, но последним фильмом, который мне понравился, был «Капитан Фантастик» о парне, который пытался воспитать своих детей вне системы, и они учились обращаться с оружием, охотиться и танцевать, читали кучу интересных философских и политических трудов, написанных с середины XIX века. Там играют Фрэнк Ланджелла и Вигго Мортенсен. Это как «Швейцарская семья Робинзонов» + «Даллас» + «Братья Карамазовы». Отличный фильм. Посмотрите его. Правда, я не знаю, какой жанр.

Зритель: Где вы видите себя через пятнадцать лет?

Гейл: Через пятнадцать лет с этого момента? Эм, в Поукипзи. Я просто сделаю случайный выбор. (долгая пауза) Поукипзи. Это небольшой городок.

Рэнди: У меня друг живёт в Поукипзи.

Гейл: Буду жить с его другом, живущим в Поукипзи.

Рэнди: Эм, я надеюсь, что буду там же, где и сейчас, только с большей стабильностью и, может, эм, в доме получше. Не знаю. Как я уже говорил, сложно что-либо планировать с такой профессией, как у меня, так что...

Зритель: Привет, Рэнди. Какие у вас в детстве были кумиры и как они повлияли на то, кем вы стали?

Рэнди: Не помню, чтобы у меня были кумиры, когда я был совсем маленьким, но помню, что, когда понял, что я гей, мне, скажем так, потребовались ролевые модели, то есть, открытые геи, а их тогда было не слишком много. Так что, помню, я отыскал статьи о Джоне Кэмероне Митчелле, который в то время уже совершил каминг-аут, о Ларри Крамере, Тони Кушнере, Алистере Мопине, Бенни Шультце... То есть, я просто искал хоть кого-нибудь, и они очень на меня повлияли, я думаю.
Помню, я был на мастер-классе Тони Кушнера лет в пятнадцать-шестнадцать, во время летней программы в Нью-Йоркском Университете. Это было сразу после выхода «Ангелов в Америке». Не знаю, зачем проводить мастер-класс для школьников. Ему там не шибко понравилось. Но он сказал кое-что, что навсегда осталось со мной... Он сказал, что для любого артиста или публичного человека каждое принятое решение — политическое решение, что любое созданное вами произведение искусства — политическое решение, и если вы решаете создать произведение искусства, даже если не уделяете в нём внимание политике, это всё равно политическое решение, и вы говорите, что это не стоит комментировать.
Я это навсегда запомнил, что, какое бы решение как простой человек я ни принимал — с кем я решаю завести отношения, подружиться или ещё что, — вы что-то поддерживаете или не поддерживаете, или говорите, что мне даже не стоит заступаться за то, другое или третье. Это на меня очень повлияло.

Зритель: Спасибо.

Гейл: Эм, в начальной школе я не особо зацикливался на кумирах, пока мне не стукнуло лет 13-14. Джек Леммон, Джеймс Браун, Джордж Клинтон, эм, Игги Поп, Барбара Уолтерс. Вы её знаете? Я просто выпендриваюсь. Одурачиваю вас.

Зритель: Вопрос глупый, но я всё-таки его задам. Будь у вас выбор, кем бы вы хотели быть в истории?

(Долгая пауза)

Гейл: Ты ответишь?

Рэнди: Что?

Гейл: У тебя есть ответ?

Зритель: Вас раньше загонял в тупик вопрос, Рэнди?

Рэнди: Наверное, я могу что-нибудь придумать.

Зритель: О, давайте.

Рэнди: Был один мультик, который я обожал в детстве, он назывался «Эстебан, сын Солнца». Кто-нибудь о таком слышал?

(Всеобщее «нет»)

Рэнди: Он был о мальчике-сироте, который прокрадывается на борт такого странного корабля, отправляющегося в Новый Свет. И мне очень хотелось прокрасться на какой-нибудь корабль конкистадоров.

Гейл: Как зовут мальчика из «Острова сокровищ», книги «Остров сокровищ»?

Зритель: Джим.

Гейл: Мне всегда хотелось быть Джимом.

Зритель: Почему?

Гейл: Вы читали книгу, да?

Зритель: Да.

Гейл: Вот и ответ. Потому что он по-настоящему жил.

Ведущая: Ещё вопросы?

Зритель: Какой фильм вам больше всего понравился в этом году?

Гейл: Что понравилось?

Зритель: Фильм, который вам больше всего понравился в этом году?

Рэнди: Фильм...?

(Говорит несколько человек)

Гейл: Когда все говорят одновременно, похоже на невероятный концерт.

Зритель: Фильм, который вам больше всего понравился в этом году.

Гейл: Фильм, который вам больше всего понравился в этом году. Ох, в 2016, за последние двенадцать месяцев.

Зритель: 2015.

Гейл: Мне очень понравился «Капитан Фантастик». Пытаюсь вспомнить, понравилось ли мне что-нибудь ещё из нового. Кажется, я в этом году смотрел не слишком много новых фильмов. Ох, я видел... Не знаю, показывают ли у вас, но Билл Маар... Вы знаете, кто такой Билл Маар? У него в США есть шоу на HBO, называется «В настоящее время [с Биллом Мааром]». На этом шоу он брал интервью у Вигго Мортенсена, где тот объяснял, о чём фильм, и ещё там был социолог-республиканец [Франк Лунц], который говорил о Дональде Трампе и разнице между этим человеком и тем, что он говорит. А Вигго Мортенсен пытался объяснить, о чём был фильм (который я тогда ещё не видел). Это было довольно увлекательно. А ещё пугала — всё ещё пугает — мысль о том, что Дональд Трамп может стать президентом США.
А потом я посмотрел фильм. Он и правда очень сложный, и его было сложно снять с таким небольшим бюджетом. Посмотрите его, если сможете. Он невероятный.

Зритель: Рэнди?

Рэнди: Я в этом году не смотрел фильмы. За последние семь месяцев я посмотрел один фильм, и он мне не особенно понравился. Я совсем отстал от жизни, так что мне нечего сказать.

Гейл: Все должны посмотреть «И подбежали они» Винсента Минелли, если ещё не видели. Я его посмотрел всего пару дней назад. «И подбежали они» с Фрэнком Синатрой и Дином Мартином. Посмотрите его как можно скорее. Он вам вынесет мозг.

Зритель: И снова привет.

Рэнди: Привет.

Зритель: Просто любопытно, какая у вас любимая песня?

Рэнди: Моя любимая песня? Мммм... Боже. Иногда я называю “Perfect Day”, песня Лу Рида.

Зритель: Только эта песня?

Рэнди: Думаю, да, так сказать, историческая, потому что она напоминает мне об определённых периодах в моей жизни. Так что назову её.

Зритель: Рэнди, вы знаете какие-нибудь места в Испании, вроде Мадрида?

Рэнди: Знаю ли я какие-нибудь места в Испании? Ну, вообще, я был в Барселоне, Мадриде, Гранаде, Бильбао — наверное, только там. И они мне все нравятся.

Зритель: А вы, Гейл?

Гейл: А — что?

Зритель: А вы?

Гейл: Я был только в Мадриде, Сан-Себастьяне и Бильбао. Бильбао — необычное место. Вы там были? Но я люблю Мадрид. Провёл там пару дней много лет назад.

Зритель: Спасибо, что приехали сюда.

Гейл: Вам спасибо.

Ведущая: Ещё какие-нибудь вопросы?

Зритель: Как бы вы хотели запомниться? И есть ли у вас роль, за которую вы хотели бы запомниться?

Рэнди: О боже (поворачивается к Гейлу). Ты можешь ответить?

Гейл: Рэнди хотел бы запомниться как человек, который отвечал на каждый вопрос быстро и осмысленно. Я бы хотел запомниться как человек достаточно умный, чтобы придумать этот ответ и ответить на вопрос Рэнди. А также это роль, которую я бы с радостью сыграл, если выпадет случай. Такой ответ вас устроит?

Зритель: Меня устроит.

Рэнди: А вы бы как ответили?

Зритель: Мне бы хотелось, чтобы меня запомнили чутким человеком, хорошим другом и прекрасной матерью.

Гейл: Людей вроде вас должно быть больше.

Рэнди: Ага. Когда вы задали этот вопрос, я думал о том, что есть вещи, которые я контролирую, а есть вещи, которые я контролировать не могу. Каким меня воспринимают как публичного человека? Мне плевать. Я могу контролировать, что подумают обо мне друзья и все те, кто будут на моих похоронах. Но, мне кажется, когда люди задают такой вопрос, они ждут ответ вроде... Не знаю.
Сейчас все запомнят только Джастина. Люди видели только его, я был на ТВ в течение пяти сезонов. И я не могу это изменить. Но это замечательно. Подумаешь. А представление обо мне у них сложится по интервью, которые они читали, вместе с восприятием моего персонажа. Это я контролировать не могу. Так что, поскольку... Отвечая на вопрос, я хочу, чтобы меня запомнили как человека, который хоть немного помог тем, кого я люблю, хоть немного облегчил боль, просто живя рядом с ними.

Гейл: Здоровский ответ. Здоровский.

(все смеются)

Зритель: Привет! Мы сегодня об этом говорили, и мне интересно, какая песня должна играть на ваших похоронах?

(все смеются)

Рэнди: Знаете песню “R.I.P.” Bikini Kill? Я всегда хотел, чтобы эта песня играла на моих похоронах, но я думал, что умру гораздо раньше. А теперь я... Я не уверен, что очень хочу похороны. Я просто хочу, чтобы люди напились и поставили ту музыку, что им хочется.

Гейл: Эм, наверное, это можно посчитать ответом на множество вопросов, в том числе и ваш тоже. Я об этом недавно думал. Думал даже больше, чем в старшей школе, а это было то ещё время. Знаете “Dream On” Aerosmith? Очень, очень недооценённая песня. Наверное, эта. Послушайте её. Правда, послушайте.

(Зрительница задаёт вопрос на испанском)

Ведущая: Она хочет узнать, будет ли когда-нибудь перезапуск «Близких друзей» или что-нибудь в этом роде?

Гейл: Я не... Эм, нет. Всё возможно. Но после пяти сезонов история завершена.

Ведущая: Ещё вопросы?

Зритель: С кем бы вы хотели поработать?

Гейл: Вам назвать тридцать или сорок, или пятьдесят, или шестьдесят, или семьдесят, или восемьдесят, или девяносто, или сто человек? Их очень много. Эм, да. Эм, Дэвид Кроненберг, Дэвид Маккензи... Очень много. Это нормальный ответ?

Зритель: Ага.

Гейл: Ладно.

Рэнди: С Эми Седарис, Алексом Тимберсом.

Зритель: Вы бы хотели снова поработать вместе над каким-нибудь другим проектом?

Рэнди: Да. Я бы с радостью вновь снялся с Гейлом в чём-нибудь совершенно другом.

Гейл: Да-да.

Рэнди: Это было бы здорово.

Гейл: Следующий наш совместный проект будет называться “Мы написали песню для вашего смертного одра”. Доступно только на кассетах.

Зритель: Вам бы хотелось сняться в супергеройском фильме?

Гейл: Супергеройский фильм... Я об этом и не задумывался как-то.

Рэнди: Да! Я, если честно, вообще не знаю супергероев. Я не рос на комиксах, так что и супергероев особо не знаю. Я люблю масштабные экшн-сцены. Это очень увлекательно. Да, конечно!

Гейл: (спрашивает Рэнди) Кто твой супергерой?

Рэнди: Не могу представить, на роль какого супергероя меня бы взяли, но вот теперь мне очень хочется сыграть [супергероя], это было бы забавно. Хотя это крупная франшиза, и я не уверен, согласятся ли на меня потратить деньги. Определённо.

Гейл: А вам нравится супергеройское кино?

(Смешанные ответы — «да» и «нет»)

Гейл: Я на другой панели говорил об «Отжиге» на Netflix, и этот сериал очень интересно построен. Подростки, что снимаются в этом сериале... В нём как бы три точки зрения. Есть подростки, есть их родители, и есть фантастический мир, в котором дети, скажем так, живут между этими двумя мирами. Во время, показанное в сериале, в Южном Бронксе всё катилось по наклонной, и они жили в этом мире, будто в военной зоне. Эти подростки невольно становятся супергероями, танцуя, пытаясь научиться рисовать граффити с помощью баллончиков и кое-как выживая. И вот эта сторона того, что делает супергерой, великолепна. Интригующе. Очень, очень притягательно. Если у вас есть возможность посмотреть этот сериал, будет интересно узнать, какие у вас останутся впечатления.
Изменения, через которые они проходят, эм... Подросток должен встать перед толпой людей, он взлетает на вершину того, что написал, и у него нет даже кусочка бумаги. Когда происходит это превращение, он абсолютно меняется, становится совершенно другим человеком, поразительно героическим. И с этой точки зрения он — супергерой. Мне всегда хотелось сделать что-то подобное. Вы уже все уснули, да?

(Смех)

Зритель: Вы где-нибудь сыграете в следующем году?

Гейл: Нет. Нет, я — нет.

Рэнди: Эм, да. В феврале я играю в «Кабаре». Ещё я снялся в короткометражке, которую показывали на фестивале, она называется «Фотосессия». А потом я срежиссировал веб-сериал «Нью-Йорк мёртв». И «Фотосессию», и «Нью-Йорк мёртв» можно будет посмотреть.

Зритель: Вы бы не хотели поделиться какой-нибудь историей из закулисья «Близких друзей»?

Рэнди: Есть одна забавная история, которую я наконец-то вспомнил. В моей памяти... Последней сценой, в которой я снялся в первом сезоне, был момент, где меня бьют по голове битой из пенопласта. По ощущениям это был совсем не пенопласт, надо сказать. Бейсбольная бита. Это была сцена, которую забыли снять, в которой я поворачиваюсь и получаю удар бейсбольной битой. Но этот дубль забыли снять, его делали уже после окончания основных съёмок. А я уже решил, что всё, закончил съёмки в этом сезоне, и выпил приличное количество шампанского. И тут объявляют: «Народ, мы забыли снять эту сцену». И я такой (мямлит, как будто пьян): «Я думал, что уже всё».
Я надел смокинг, меня снова превратили в двенадцатилетнего, и я... Это происходило на пустом складе с чёрным фоном позади, потому что мы уже уехали из гаража, где снимали сцену. Мне надо было пройти пару шагов, кто-то говорил: «Джастин», — и я такой (изображает сцену). И вся съёмочная группа ждала своей очереди, чтобы ударить меня бейсбольной битой по лицу. Я был пьян, это было смешно, и это был конец съёмок первого сезона.
Я знаю, что это очень трагический момент, но если снова его посмотрите, просто знайте, что снимать его было невероятно весело. Как будто пиньяту били. Они дали волю своему раздражению, которое вызывали у них актёры и интеллигенция по пятнадцать часов в день в конце долбаного сезона.

Зритель: А вы, Гейл? У вас какие воспоминания?

Гейл: Эм, как я пересматриваю свои попытки танцевать.

(Все смеются)

Ведущая: Последний вопрос?

Зритель: Вы кого-нибудь разыгрывали? Или вас разыгрывали?

Рэнди: Я люблю розыгрыши. Да, люди часто меня разыгрывали. Сейчас, во время «Кабаре», меня часто разыгрывают. У меня есть пара выходов со сцены, которые... Кто-то откопал среди всех моих фотографий типичный такой школьный портрет и сделал карту из фотографии меня пятнадцатилетнего. Я ухожу за кулисы, надо очень быстро выйти обратно, мне помогают переодеться три человека, и на всех эти фотографии. Для меня... А там темно, я только что вышел из-под прожекторов, и приходится посмотреть на этих людей. И происходит это.
Там по другую сторону идёт очень драматическая сцена, а они все хохочут. Это произошло совсем недавно, и я смеялся до слёз. Я постоянно творю всякую фигню на сцене, чтобы рассмешить людей. Мне это нравится, и получается у меня очень легко. Меня и самого легко рассмешить. Особенно сильно я смеюсь, если что-то действительно весело, а обстановка серьёзная.

Гейл: Мне просто нравится прятать жареную курицу на съёмках и заставлять людей рассказывать какую-нибудь семейную историю или трагедию. Например: конечно, мы не смеем тебя больше задерживать, но у нас тут жареная курица... Нет? Не сработало? А как насчёт того, что вчера звонила твоя мама и рассказала что-то весьма плохое о твоём щеночке? Не хочешь чаю со льдом? Она открывает холодильник и... Не. В общем, в таком духе.

Ведущая: Ладно, на этом всё. Спасибо, парни.


gale-harold.ucoz.ru -This web site is a noncommercial project created by fans for fans. No copyright laws infringement intended. All rights to text and photos belong to their respective authors. Неофициальный и некоммерческий сайт, созданный поклонниками прекрасного актера и человека Гейла Харольда. Мы никак не связаны с самим Гейлом Харольдом и ни с кем-либо из официально контактирующих с ним. Сайт является частной собственностью. ПРАВИЛА обязательны к прочтению и соблюдению для всех. Частичное или полное копирование без указания действующей ссылки на данный сайт и авторов материала (в случае, если не указано иное) запрещено. При наличии ограничений необходимо получить согласие автора материала на его копирование. По любым возникающим организационным вопросам просьба связаться с Администрацией сайта


gale-harold.ucoz.ru © 2010-2013 All rights reserved